Медицинская комиссия Института национального страхования

Медицинская комиссия Института национального страхования

Новости последнего года естественным образом связаны, в первую очередь, с коронавирусом и здоровьем каждого из нас. Читая сообщения СМИ, мы, так или иначе, проводим параллели: а что происходит со мной, с моими близкими, с моими друзьями и коллегами? Вопросы о том, как справиться с пандемией, как реагировать на ее существование, что делать в том случае, если ты сам заболел или заболели твои близкие, были актуальны в 2020-м и будут актуальны в 2021 году.

Эксперты уверены, что глобальное ухудшение здоровья станет темой больших исследований в ближайшие годы. Пока трудно сказать, насколько увеличилось количество обращений о получении инвалидности или компенсаций за случившиеся трудовые травмы в период пандемии. Но абсолютно точно известен адрес, где уже собирают эти данные. Это Институт национального страхования, Битуах Леуми, который максимально жестко контролирует статистику и не всегда внимательно относится к израильтянам.

О том, как эта система работает в Израиле и можно ли с ней справиться в одиночку, мы говорим с израильским адвокатом Алексеем Коваленко, представителем адвокатского офиса «Коваленко – Зернопольский».

Как работает медицинская комиссия от Битуах Леуми?

Корр.: Алексей, как выглядит схема получения инвалидности в Израиле? Вокруг работы Института национального страхования всегда ходит много слухов. Можно ли понять простому человеку, что делать и как?

Адвокат Алексей Коваленко:

В идеале, конечно, все намного проще, чем на практике. Для того, чтобы получить инвалидность или компенсационные выплаты из-за трудовых травм, достаточно обратиться в Битуах Леуми. Как правило, у гражданина складывается впечатление, что он самостоятельно сможет справиться с бюрократической машиной. Ведь у него есть ряд объективных оснований, которыми он оперирует в своем желании получить инвалидность: справки от врачей, плохое самочувствие, отсутствие возможности продолжать работу по своей специальности, да и просто вести обычный для себя образ жизни. Но то, что является аргументом для гражданина, не всегда является аргументом для государственной структуры, принимающей решение.

Корр.: Но ведь технически все абсолютно понятно – надо просто собрать документы и подать просьбу в Битуах Леуми?

Адвокат Алексей Коваленко:
Технически действительно все понятно и прозрачно. Процедура подачи просьбы о предоставлении инвалидности в Битуах Леуми довольно проста. Ведомству необходимо представить все текущие документы, подтверждающие историю болезни и ее последствия, и затем предстать перед специальной медицинской комиссией. И здесь все, казалось бы, просто: врачи рассматривают предоставленную пострадавшим медицинскую документацию и осматривают его самого на предмет определения степени повреждений и их влияния на дальнейшую жизнедеятельность обследуемого человека. Секретарь комиссии кратко конспектирует выводы врачей и их решения в протоколе заседания, который в результате рассмотрения дела вручается или высылается пострадавшему. Проблемы начинаются с небольших деталей: формулировки, качество предоставленных документов, ответы на вопросы комиссии (часто имеющие «двойное дно»), все это приводит к отказам даже тогда, когда инвалидность очевидна.

Корр.: Т.е. люди совершают ошибки уже на самом первом этапе?

Адвокат Алексей Коваленко:
В профессиональных кругах считается, что в подготовке документов, подготовке к прохождению комиссии и возможной подаче апелляции в случае отрицательного решения Битуах Леуми стоит положиться на адвокатов, специализирующихся на этих вопросах.

Корр.: Я уверен, что многие сейчас скажут, что любой адвокат так считает – без него шансов на успех меньше.

Адвокат Алексей Коваленко:

Сто процентов! Добиться положительного решения в Битуах Леуми, конечно, можно и самостоятельно. Вопрос шансов. Например, сам сбор документов и справок человеку, не знакомому с системой, может показаться простым и быстрым процессом. Но Битуах Леуми требует максимально систематизировать все документы, оформить их в соответствии с требованиями и максимально быстро. Инвалиды, пострадавшие на производстве, на этом этапе часто сталкиваются с обычным желанием работодателя эти документы просто не предоставлять. Просьба выдать ту или иную справку с подтверждением той или иной ситуации или данных от бывшего работника может оказаться утерянной, забытой или просто отложенной на нижнюю полку у секретаря. Официальный запрос адвоката уже имеет другой статус, и игнорировать его невозможно.

Корр.: А как чиновники в Битуах Леуми реагируют на неполный пакет документов или на просьбу дать время и что-то еще подсобрать?

Адвокат Алексей Коваленко:
Израильская бюрократия любит не только получить сразу всё в виде справок и заключений. Она очень часто использует элементарное незнание своих прав гражданами – просто потому, что считает своим долгом сокращать количество выплат. Логика Битуах Леуми элементарна: не заплатив здесь, мы сможем заплатить кому-то другому. Что-то вроде классического девиза всех отрицательных героев современного кино: «ничего личного». Поэтому и на этапе подачи документов, и на самой комиссии очень важна тактика ведения дела и диалога. Гражданин, даже когда он прав, с трудом себе представляет количество подводных камней и течений, хорошо понятных профессиональному адвокату.

Корр.: Но многие утверждают, что израильские законы – это гибкий инструмент, обычный гражданин может их действительно гибко использовать?

Адвокат Алексей Коваленко:

Да, израильское законодательство, которым оперируют чиновники Института национального страхования, более чем гибкий инструмент. Но чаще всего соискатель инвалидности просто не представляет себе весь спектр прав и возможностей, которые теоретически ему положены. Например, право на единоразовые и/или многократные выплаты, компенсации или возмещение расходов, пособие по производственной травме и пособие по мобильности, право на профессиональную реабилитацию, право на инвалидную стоянку, и т.п. В Битуах Леуми, в первую очередь, рассматривают вашу конкретную просьбу, и даже если вам положено больше, вам отдадут это только в том случае, если вы прямо об этом просите в своем первом запросе.

Корр.: Для русскоязычных репатриантов проблема языка остается проблемой и в Битаух Леуми? Многие говорят: «Я не владею ивритом на уровне родного языка».

Адвокат Алексей Коваленко:

Вот это еще один настоящий подводный камень вроде бы прозрачного процесса. Более того, языковая проблема становится препятствием для получения инвалидности или компенсаций за трудовую травму не только для русскоязычных граждан. С ней сталкиваются практически все репатрианты, для которых иврит не является родным языком. Как и в судопроизводстве, в Битуах Леуми на всех уровнях при оформлении документов используется так называемый «высокий профессиональный иврит». Если учесть стрессовый характер любого контакта с израильской бюрократией, то совершенно понятно, что и эту проблему можно решить только с помощью профессионального консультанта, услугами которого, как правило, пользуются даже коренные израильтяне. И это всё только нюансы первого этапа – сбора и подачи просьбы на рассмотрение. Специально или нет, но сотрудники Битуах Леуми часто используют ситуацию так, чтобы создать стрессовую обстановку. Вам не скажут, что вы обманщик и ваши документы фальшивка, но там, где вам будет нужна помощь, просто промолчат. Исключения, конечно, есть. Но они не являются правилами.

Корр.: Если собрать документы удалось с первого раза, допустим, у нас идеальный случай, это может быть гарантией успешного прохождения медицинской комиссии?

Адвокат Алексей Коваленко:

К сожалению, нет. Комиссия – это второй этап процесса. В Институте национального страхования их существует гораздо больше, чем можно себе представить. Например, медкомиссия по вопросам общей инвалидности, медкомиссия по вопросам трудовой инвалидности, медкомиссия для пострадавших от враждебных действий, медкомиссия по вопросам особых услуг и сервисов для инвалидов и даже медкомиссия по вопросам освобождения инвалидов от подоходного налога.

Корр.: А как люди реагируют на отрицательные решения комиссии?

Адвокат Алексей Коваленко:

Чаще всего, решение любой из этих комиссии соискатель инвалидности воспринимает как окончательное. Первый отрицательный ответ, естественно, ввергает человека в состояние шока, и возможность апелляции даже не рассматривается. Хотя, согласно статистике, именно подача апелляции, чаще всего, дает требуемые результаты. Правда, в этом случае адвокаты не всегда ограничиваются процессом обжалования в самом Институте национального страхования. В некоторых обстоятельствах цель может быть достигнута в суде по трудовым конфликтам, что, в том числе, требует специальной подготовки и высокой квалификации.

Выбор ваш!

В израильской адвокатской среде дела, связанные с Битуах Леуми, уже давно выделены в отдельное направление и стали узкой специализацией, которую многие сравнивают со специализацией в современной медицине. А вот самостоятельный визит к бюрократам многие сравнивают с малоэффективным «самолечением». Конечно, это вопрос личного выбора. Но, взвешивая вероятность своего успеха в получении того, что вам принадлежит по праву и с точки зрения закона, стоит все же принимать решение подобно тому, как вы выбираете врача. Вход в Битуах Леуми, конечно, открыт для всех. Вопрос лишь в том, с чем вы выйдете из его бесконечных коридоров. С адвокатом и победой, или в гордом одиночестве и со штампом «ОТКАЗАТЬ».

 

ЗАДАТЬ ВОПРОС АДВОКАТУ

 

 

 


Еще статьи по теме: